Компания ТЕХНО-М. HI-FI, High End, Home Theatre. Thorens, Living voice, Kohel, Jes, Kuzma, Wilson benesch, Synthesis, Nbs, Nottingham analogue studio, Wavac, Art Audio, Ear Yoshino Ldt.

Полный прайс-лист

Продукция

Распродажа демообразцов

Н О В О С Т И

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ КОМПЛЕКТЫ

ПРЕССА

Комната прослушивания

Kuzma

(проигрыватели виниловых дисков)

Nottingham Analogue Studio

(проигрыватели виниловых дисков)

Lyra

(головки звукоснимателя)

Tri-Planar

(тонармы)

WAVAC

(ламповые усилители)

EAR/Yoshino

(ламповые усилители)

Lavardin

(усилители, кабели, акустика, стойки)

Sugden

(усилители и CD-плееры)

Einstein

(CD-плееры и усилители)

Living Voice

(акустические системы)

Harbeth

(акустические системы)

dc10audio

(акустические системы)

Duevel

(акустические системы)

Marten

(акустические системы)

Goto

(динамики и рупоры)

Tocaro

(акустические системы)

Finite Elemente

(стойки под аппаратуру)

Skylan

(стойки под акустику)

NBS Cables

(кабели)

Виниловые диски

Art Vinyl

(аксессуары для винила)

Наши хобби




Rambler's Top100


Путешествие в ад и обратно или
Как я отдыхал и катался на горных лыжах

Зовут меня Экономов Александр, мне 60 лет, живу в Москве. Родители мои жили в Москве, и я являюсь коренным москвичом. Я женат уже 40 лет, жену зовут Лена, с ней мы ещё в школе учились, и, кстати, она дочь известного поэта Юрия Энтина. У нас трое детей: две девочки, 87-го и 96-го годов рождения, зовут Марина и Анна, и сын, он старше - 81-го года рождения. Аня учится в Финансовой академии на магистра, она закончила спортшколу по волейболу и имеет разряд. Пока не замужем, живет, ждёт любви и принца. Я не против, тоже жду принца. Марина уже взрослая, тоже волейболистка, играла за ЦСКА и является чемпионкой Москвы по пляжному волейболу, закончила университет имени Патриса Лумумбы с красным дипломом, в 2010 родила мне потрясающего внука. Ну не мне, а нам с женой Леной - его зовут Кирилл, не буду про него, это отдельная история, но мы счастливы. Сейчас Марина
беременна, и мы ждём пополнения. Она встретила хорошего человека, настоящего мужчину. Зовут его Артём, он из Красноярска, играет потрясающе в волейбол - сибиряк одним словом, спортсмен и рукастый парень - на даче сам забор сделал и дверь у холодильника легко перевесил, в общем, повезло. У них с Мариной настоящая семья и они любят друг друга.

Старший сын Сергей, он был первый ребёнок, в детстве мы его отдавали в разные секции и кружки. Волею судеб мы переехали на Фрунзенскую улицу, он доучивался там последние два класса, после чего поступил в Финансовую академию и стал одним из лучших учеников, защитил докторскую, прекрасно играет в волейбол, женат на очень красивой, умной, потрясающей девушке - зовут Лена. Они вместе учились и, как это бывает, решили по жизни идти вместе. Лена хорошо говорит по-французски и была одной из лучших в институте, за что ее наградили красным дипломом.

Из этого союза получилось двое потрясающих детей: Катя и Ваня, наши внуки. То есть у нас трое внуков и ещё ждём пополнения.

И это все я мог потерять!

А теперь история. Я уже писал: мне 60, играю в футбол и волейбол, тренирую местную команду по футболу "Легенды Хамовники", работаю в хорошей компании "Техно-М" , у меня много друзей - в общем веду интересный образ жизни. Иногда выпиваю пиво, немного занимаюсь сексом, жена красавица, готовлю обед, в общем - все ок.

Где-то в ноябре мне позвонил Сергей, старший сын, и спросил, не хотел ли я покататься на горных лыжах в Италии. Я задумался, но вспомнил их рассказы и подумал, что моя жена будет в восторге, она мечтала о горах. До этого мы все время ездили в Турцию, купались и играли в волейбол. Да, на горных лыжах ни моя жена, ни я никогда не катались. Я видел их только по телевизору, но почему-то был уверен, что у меня получится. В общем мы согласились, тем более,
что Сергей все оплачивал, и 6 января 2019 года мы в составе меня, жены, Сергея, его жены Лены, двоих внуков Кати и Вани и младшей дочери Анны вылетели из Домодедово в город Инсбрук, столицу олимпиады 76-го года. Я помню смотрел её по телевизору и никогда не думал, что буду там. Но это было в СССР.

Долетели удачно, как обычно выпили немного пива, штучки по три, в аэропорту Инсбрука пересели на такси, взяли с собой ещё по три и бутербродов. Через 1 час 30 мин были в прекрасной деревушке Лутаго, заселились в отель. Погода в Инсбруке была не очень: сыро и слякотно. По мере движения на такси вдруг появилось солнце, трава и виноградники, снег совсем пропал. Двигаясь дальше, мы опять увидели снег: белый, пушистый, мягкий, с голубым отливом, сверкающий на солнце. Погода была комфортная. 1 градус мороза, воздух свежий и бодрящий.

Разобрав вещи, мы спустились на ужин, ознакомились с отелем, тяпнули пивка и ещё чего-то, потом покурили сигарку, одну на двоих с Сергеем. Придя в номер, я плюхнулся в кровать и заснул, было примерно 12 часов.

Утро наступило очень быстро. Колокол соседней церквушки известил меня о подъёме ровно в 7 и потом каждые 15 минут не давал расслабиться и заснуть, пришлось вставать, мыться, чистить зубы, бриться и идти на завтрак. Завтрак был потрясающим: фрукты, омлет, кофе, сыр, сок любой и даже шампанское. Но мне после вчерашнего ничего не хотелось, только пить, что я и делал. Голова немного гудела, тело ощущало дискомфорт, но надо было держаться, в 8 30 мы уже должны выезжать на гору. Предстояло взять на прокат лыжи, палки, ботинки и шлем, костюм у меня был, мне его брат подарил лет 10 назад. Наверное, догадывался, что когда-то я поеду на горных лыжах. Сам я не очень догадывался.

Стали мерить ботинки, я не совсем понимал, какие нужны: померил одни, вроде жмут, померил другие - нормально. Пока мерил, немного вспотел, мне показалось это подозрительным, потом мне выдали лыжи, спросив мой вес, и долго искали шлем на мою большую голову, нашли - он напоминал немецкую каску. Получив все это, я надел ботинки, застегнул их на все защелки, встал на ноги и понял, что не могу идти.

Тут же предупредил жену, что ей не надо экспериментировать с лыжами и ботинками, просто ходи, наслаждайся красотой гор и дыши воздухом. Ботинки мне показались супертяжёлыми, зажимающими всю ногу и ужасно большими. В общем, кое-как я поковылял на выход, роняя по дороге палки и лыжи, корячась нагибался и поднимал, весь вспотел, стал просто мокрый. Вышел на улицу, прислонил лыжи и палки в специальную ячейку и тут мне стало страшно: что же будет, когда к ботинкам присоединятся лыжи. Почему-то в это время я вспомнил про шахтеров и их трудные условия работы. Да, важная деталь, очки мне не дали, но я на это не
обратил внимания, потом понял, что зря. От домика переодевания надо было дойти до фуникулера. За это время у меня перед глазами пролетела вся жизнь, я никогда не испытывал таких трудностей, даже в армии. С огромным напряжением, кое-как ковыляя, преодолев эту дистанцию метров 100, добрался до цели. Люди вокруг меня были счастливые и радостные, даже дети смеялись и подшучивали друг над другом, а мне казалось, меня ведут истязать, страшно мучать и потом уничтожить. Я смирился: будь что будет, и погрузился в подъёмник, причём почему-то с чужими людьми, все наши поехали в следующей кабинке. Поднимались мы минут десять, сидел я спокойно, думал о своей незавидной доле: дурак я дурак, лежал бы сейчас дома на диване, пил пиво и смотрел телевизор. У кабинки запотели стекла, и красоты гор я не увидел, да мне было и не до этого. Подъехав к концу, кабинка притормозила, двери автоматически открылись, и я каким-то образом выскочил из неё, ухватив свои лыжи. На горе было огромное количество лыжников, все куда-то спускались, двигались, недалеко я приметил ресторан, но
пока было не до этого. Тут неожиданно я захотел в туалет, видно с перепугу. Увидев две кабинки, мужскую и женскую, выбрал мужскую, зашёл, слава богу, она была свободна, закрылся и подумал, что будет не просто: надо все снимать, куртку, кофту, ещё подтяжки. Но это оказалось ерунда. Когда спустив штаны, я попробовал сесть на унитаз, то понял, что это ещё сложнее, ботинки высоко сжимали икры и не давали работать голеностопам. Первый раз не получилось, промахнулся, сел наискось, потом встал, прицелился и, изловчившись, попал точно. Все хорошо, подумал я,
осваиваюсь. Сделав все как надо, вышел из кабинки как герой . уверенно. Тут все стали одевать лыжи, я последовал их примеру, ловко вскочив в крепления. Да, пока я был в туалете, я немного остыл и мне стало легче, но вот вопрос где кататься, с какой горы. Все горы мне показались крутыми, тогда Серёжа предложил снять
лыжи и пройти пешком метров 200 до легкой горки по целине, мы так и сделали.

Этот переход я запомню на всю жизнь. Примерно через десять метров я задохнулся и подумал, что у меня вылетит сердце, мне показалось, что я тяну за собой паровоз, видел по телевизору, как люди сдвигают всякие огромные предметы и объявляют себя силачами. Посмотрев вперед, я понял, что не дойду, паровоз очень тяжелый, и опять я вспомнил всю жизнь, она была прекрасна, подумал я. До этого момента слушал музыку, играл в футбол, жил в Москве, но впереди меня шла Аня и тоже тяжело дышала, в общем, как-то мы добрались до цели. Там был небольшой подъёмник, я заехал на него на лыжах, и он потащил меня наверх. Так как он ехал медленно, удалось немного отдохнуть, мне показалось, что мы
забрались очень высоко. Я выехал на гору, осмотрелся, вокруг меня были какие-то люди на лыжах и досках и все стартовали в разные стороны. Я постоял, немного пришёл в себя, огляделся по сторонам, собрался с силами и сломя голову бросился вниз . будь что будет, подумал я, помирать, так с музыкой. Гора встретила меня спокойно, пологая, подумал я, немного расслабился вспомнил детство, как катался в Останкинском парке на деревянных лыжах, и вдруг - обрыв. Меня понесло вниз с бешеной скоростью, холодный пронизывающийся ветер жалил меня в лицо и обжог его, мелкие снежинки с огромной силой старались попасть мне в глаза, я летел в пропасть. Что делать! Вспомнил я известное классическое выражение. Каким-то образом скрестил лыжи, чудом остановился. Потом я узнал, что это называется плуг, но тогда мне было все равно, мне казалось, что за этот 5-секундный спуск я истратил все силы, тяжело дышал и был весь мокрый от неимоверного напряжения всего тела, шлем наезжал мне на глаза, жив, подумал я и оглянулся назад. Сзади совершенно спокойно ехали Аня и Серёжа. Я удивился их филигранной технике и уверенности. Гора имела своё
продолжение - крутое. Я со страхом и ужасом в глазах спросил у Ани, а как дальше, а дальше оказывается не надо, за поворотом было начало подъёмника. Тут мне стало легче, и я начал отрабатывать технику, поглядывая на остальных катающихся.

Дети уехали на более высокие горки, меня все устраивало здесь. Я спустился кое-как и поднялся 4 раза, но впереди меня ждало ещё одно испытание - как вернуться к основному подъемнику. Для этого надо было преодолеть гору посерьёзней, как я ее проехал не помню, помню, снял лыжи и поковылял к ресторану. Там я увидел счастливое лицо своей жены, она дышала горным воздухом, щеки у неё были румяные, в общем наслаждалась. Мне стало чуть-чуть жалко себя, я подумал: за что мне это. Жена мне радостно улыбалась, я тоже оскалился в ответ, мы зашли в ресторан, я свалился на скамейку, заказал пиво и подумал, пропади все пропадом, как все эти люди катаются на лыжах и получают удовольствие. Но самый кайф это когда мы опустились вниз, я снял ботинки, надел очень лёгкие кроссовки и был самым счастливым человеком в мире. Мы едем домой, в номер, а там кроватка, что
может быть лучше. На следующий день все повторилось. На третий день я желал, чтобы нас завалило снегом, или спустился густой туман, чтобы только отменить поездку на гору. А на четвертый день я покатил, почувствовал удовольствие, на пятый уже катил уверенно с красной горы и ощущал себя победителем. Ку-Ку.

Кстати, все пять дней только я катался без очков, и окружающие меня горнолыжники странно на меня смотрели, но я - русский, а русские не сдаются.

Copyright © 2002 Компания "ТЕХНО-М"

Создание сайта - студия веб дизайна MasterSite.ru

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru